Category: литература

О евреях и их книжках

Многие люди на полном серьёзе говорят: надо запретить и отнять у евреев их книги – Талмуд, Шулхан Арух, хасидский Зогар, хабадскую Танию, – и тогда евреи станут совсем другими, переродятся и проснутся для новой жизни. Какая детская наивность!..

Да это не евреи таковы, потому что начитались своих книг. Это они книги написали по себе, про себя и под себя! Для большего удобства упростили себе немного механизм культурной преемственности, но лишь чуть-чуть, эта преемственность у них и так отлично работает, в отличие от нас, гоев.




Если бы всё дело было в книжках, то светский еврей в первом поколении утрачивал бы половину своих этнических свойств, а ещё через пару поколений без следа ассимилировался бы в окружающем народе. Как это происходит с русскими или финноуграми. Но и советский, и европейский опыт показали, что абсолютно светские еврейские династии успешно переживают по 5-7 поколений - и вовсе не думают терять своего еврейства! При этом они не заглядывают ни в какие Талмуды и Шульхан Арухи, а вместо этого от родителей и других родственников изустно впитывают всё то, что называется сейчас модным словом «эгрегор», еврейскую матрицу. Эта их ментально-культурная матрица неплохо, опять же уже вторичным образом, переложена на бумагу в виде «Катехизиса еврея в СССР». И, конечно же, базой, субстратом для этой ментально-культурной матрицы является совершенно особый еврейский расово-генетический тип. О нём предельно убедительно и захватывающе интересно написано у классика: почитайте книги Григория Петровича Климова, если вы ещё этого не сделали.



И потому еврей остаётся евреем не только будучи иудеем, но и будучи полным атеистом, светским либералом, православным, пусть даже священником, протестантом, пусть даже пастером, кришнаитом, мусульманином, язычником, пусть и «волхвом», мистиком-эзотериком, коммунистом, трансгуманистом, путинским патриотом – все эти типажи нам с вами отлично известны. Известен даже типаж еврея-русского националиста - обычно это яростный антиисламист, часто демонстративно набожно православный, при этом парадоксальным образом не желающий замечать ключевой вопрос в национальной проблематике: еврейский.



Поэтому окончательное решение еврейского вопроса «через книжки» - это очередная наивная русская мечта, простое «решение» сложнейшего вопроса.

Порядочные и смелые журналисты вымирают. Вячеслав Запольских

С этой дурной беготнёй вокруг хасидских слушаний я лишь спустя почти месяц узнал про смерть моего давнего доброго старшего приятеля, замечательного пермского журналиста и литератора Вячеслава Запольских. Глубокий человек, умный, невероятно эрудированный, блистательно владевший пером. Где-то на рубеже тысячелетий он написал мне рекомендацию для вступления в Союз Журналистов, до сих пор храню этот лестный для меня и при этом слегка ироничный текст на помятом бумажном листке...



А ещё Слава был человек смелый и независимый, как ни затасканно звучит сегодня это слово, и не боялся даже евреев. Например, он едва ли не единственный из пермских журналистов все эти последние годы регулярно и не колеблясь подписывал и подпирал своим авторитетом всякие наши обращения и заявления: властям — с просьбой создать Русский центр, в прокуратуру — с требованием признать хасидскую «Танию» экстремистской книгой, мафиозным лидерам пермской таджикской диаспоры — с требованием извинений по поводу нападения их отморозка Абдулхабиба Хамидова на журналистку Веронику Свизеву и др. Большинство из пермской журналистской братии бросало в жар и холод, когда я то поначалу в наивной надежде, то потом уже просто смеху ради предлагал им это подписывать…

Всего за месяц до его смерти я заходил к нему домой, принёс по его просьбе материалы про своего прадеда Александра Германовича Генкеля, основателя Пермского государственного университета — Слава до последнего дня писал роман про университет. Я знал, что у него онкология, но он был бодр, в голову не могло прийти, что всё так быстро случится...

Ещё когда-то он пристраивал мои материалы в «Местное время», ещё брал для «Делового Прикамья» интервью у всех русских националистов, которых мы с Окуневым привозили в Пермь на «Русские Встречи», да много ещё есть что вспомнить о нём доброго...

Покойся с миром, Слава, мы тебя помним и благодарим.

Лиана Зеленская - рецензия на книгу Романа Юшкова "Делеция-12"

Опубликован очень лестный для меня отзыв на мой скромный литературный труд. Спешу похвастать:

Русский поэт на переднем фланге борьбы

Друзья! Мало кто знает, что известный на всю страну пермский правозащитник и борец с иудейским экстремизмом Роман Юшков – прежде всего ТАЛАНТЛИВЕЙШИЙ ПИСАТЕЛЬ. Спешу поделиться с вами своими впечатлениями о недавно прочитанной его книге «Делеция-12».

Нет, это не детектив, и не фантастика, и не исторический очерк. Эта книга – находка прежде всего для поэтических гурманов. Кто б мог подумать, друзья! Перед нами - высокохудожественное литературное произведение в жанре прозаической поэмы!




Вкратце сюжет романа таков. Молодой ученый-генетик, Родион Светлов (фамилия «говорящая»😁)), работая на стыке медицины и социологии, совершает научное открытие. Ему удается установить: при генетической мутации и повреждении 12-й хромосомы клетки, у индивида наблюдается странное психопатологическое состояние, которое он обозначает фрейдистским термином «воля к смерти». Обнаруженная тенденция к саморазрушению может стать краеугольным камнем новой научной теории, объясняющей причины вырождения некоторых наций… Однако, как известно, вслед за каким-нибудь истинным научным открытием в нашем социуме следует обязательное шельмование и «сожжение» автора. Поэтому, забегая вперед, скажу, что главному герою также не суждено избежать трагической участи. Светлова «убирают» спецслужбы…



Разумеется, свои теоретические размышления о роковом для России времени, свои личные убеждения писатель-Юшков вкладывает в уста своих персонажей. Но, признаться, дебаты о проблемах современности я читала менее внимательно… А все потому, что была захвачена языком и стилем автора.

«Делеция-12» - это прежде всего «поэма в прозе». Роман в целом представляет собой ритмически организованный поэтический текст. Яркие, местами - простые, местами – интригующие, образы повествования, – самое ценное в манере автора. «В кармане зашевелился отогретым хомячком телефон», «по слегка подсвеченным венам сумеречных дорог движутся тромбы автомобилей», «что-то защемило у него в груди, как от надетой на краешек сердца крепкой бельевой прищепки», - такие неожиданные поэтические формы в лучших традициях русской классической литературы, такая виртуозная словесная игра не могут не приводить читателя в состояние исключительного удивления, интереса и радости!




Добавьте к гармонии и стилистическому равновесию «Делеции-12» ироничный взгляд нашего лирического героя, «психологизирование» автором картин природы, – и вы получите представление о том, какое глубокое впечатление оказывает роман на эстетически подготовленный ум читателя!

Основную идею романа Романа каждый поймет по-своему… Лично я увидела ее в безысходности героя. Уставший от жизни, «правдолюб» и «правдоборец» Светлов, силой любви, все еще оставшейся в его душе, борется за свои идеалы, ищет выход из трагических обстоятельств… Но его порывы к добру и свету – обречены😔(.

Читателю нетрудно будет отметить сходство между духовным опытом лирического героя - и жизненной позицией самого автора. Оба они самозабвенно любят свою Родину, свой народ, обреченный супостатом на вымирание, оба испытывают невыносимые душевные муки от осознания собственного бессилия в стремлении остановить гибель нации.

…Возвращаясь к реальности, - что же мы можем констатировать, друзья? Кто сегодня в России стоит на переднем фланге борьбы против еврейского фашизма, против уничтожения собственного народа? Получается, как всегда у нас, – «певцы свободы».
В этом смысле Р.Юшков вполне оправдывает историческое предназначение поэта, сформулированное плеядой его знаменитых предшественников:

«ПОЭТ В РОССИИ - БОЛЬШЕ, ЧЕМ ПОЭТ
В ней суждено поэтами рождаться
лишь тем, в ком бродит ГОРДЫЙ ДУХ ГРАЖДАНСТВА,
кому уюта нет, покоя нет» (Е. А. Евтушенко).

Книга «Делеция-12» была издана в 2014 году пермским издательством «Дебаркадер», и сразу была встречена… издевательским бойкотом со стороны прессы. Сионистские «кгитики» и поныне стараются обходить этот роман стороной, прежде всего из-за всем известной антифашистской деятельности автора.

Иудейская власть всегда подвергала остракизму наших поэтов, навязывая нам своих «пейсателей»… Поэтому сегодня от каждого из нас зависит судьба книги нашего, русского, поэта. Важно сокрушить возведенную вокруг нее недругами стену молчания.
Повторюсь: книга Р.Юшкова представляет собой большое событие в современной художественной литературе. Это одна из наиболее увлекательных книг, которую я прочитала в своей жизни. Роман стоит купить и прочитать каждому, - хотя бы для того, чтобы оценить величину литературного дарования всем известного нам человека.

Ссылка на книгу в ленте Р.Юшкова.


Лиана Зеленская,
кандидат философских наук



Графические иллюстрации к роману "Делеция-12" - Антон Шкурко

Джек Лондон - большой писатель и белый расист

А я тут на досуге с большим удовольствием читаю Джека Лондона, и северные рассказы про золотую лихорадку на Юконе, и «Сказки южных морей» про британскую колонизацию Полинезии и Меланезии. К сожалению, почему-то Лондон почти целиком ускользнул от меня в подростковом возрасте, но и сейчас читается отлично!..



И помимо того, что это замечательная приключенческая литература, бросается в глаза ярко выраженный расизм автора, его воинствующий и гордый пафос экспансии и торжества белых. Вот, например, какие культурологическо-морализаторские рассуждения о правильном представителе своей расе он между делом вставляет в свои самые лихие авантюрные рассказы: «Печатью неукротимости должны быть отмечены его мысли и поступки. Он должен уметь с великолепным равнодушием встречать неудачи, должен обладать колоссальным самомнением, уверенностью, что все, что бы он ни сделал, правильно; должен, наконец, непоколебимо верить в свое расовое превосходство и никогда не сомневаться в том, что один белый в любое время может справиться с тысячью черных, а по воскресным дням — и с двумя тысячами. Именно это и сделало белого неукротимым. Да, и еще одно обстоятельство: белый, который желает быть неукротимым, не только должен глубоко презирать все другие расы и превыше всех ставить самого себя, но и должен быть лишен всяких фантазий. Не следует ему также вникать в побуждения, мысли и обычаи черно-, желто — и краснокожих, ибо отнюдь не этим руководилась белая раса, совершая свое триумфальное шествие вокруг всего земного шара…» Так и хочется повесить некоторые фразы отсюда на самых видные местах в наших школах и университетах!..

Конечно, как писатель Джек Лондон правдив и непредвзят, и потому спокойно и честно описывает и белых подонков, и весьма симпатичных индейцев и прочих цветных, и счастливые браки белых золотоискателей с украденными из соседнего племени краснокожими скво, и дружбу англосаксов с индейцами. Но ни на минуту не возникает сомнения в абсолютной преданности Лондона именно своей родной расе. В те времена писатели и всё общество ещё понимали, что нормальный психически и нравственно здоровый человек твёрдо знает и свою расу, и свой этнос точно также, как свою половую принадлежность, и ни на что их не променяет и не поменяет.

Так что даже про свою верную подругу-индианку нормальный золотоискатель честно говорит: «Она родилась дикаркой и дикаркой умрёт, а мы – вы и я, - мы принадлежим к господствующей расе, мы соль земли и ей хозяева».

А если положительным героям Джека Лондона надо очень высоко оценить и похвалить какого-нибудь полукровку и отметить, что он воспитан, образован и достиг уровня настоящего джентльмена, то они в восторге скажут: «Да этот Питер Джи белее многих белых!..»

Ну, а грязный делец, алчный мошенник и прочий проходимец оказывается, конечно же, евреем или, прости господи, помесью еврея с полинезийской аборигенкой.

Недаром в современной Америке Джека Лондона вытравили из литературы, выхолостили и выжгли калёным железом толерастии.
Пусть наши дети читают Джека Лондона и впитывают из его талантливого художественного текста те простые расовые истины, за которые уже и у нас сегодня преследуют, судят и садят в тексте публицистическом.

Робер Фориссон "Как британцы получили признания Рудольфа Хёсса" - окончание

Показания Морица фон Ширмайстера

В течение войны Мориц фон Ширмайстер был личным пресс-атташе Иосефа Геббельса. 29 июня 1946 года он был допрошен перед МВТ как свидетель защиты Ганса Фриче. Его показания были особенно интересны в отношении реальной личности доктора Геббельса и отношения официальных немецких служб новостей к потоку кровавых историй о концентрационных лагерях, распространявшихся в течение войны союзниками.

В конце войны Мориц фон Ширмайстер был арестован британцами и интернирован в лагерь в Англии, где ему была поставлена задача политического «переобразования» его товарищей по заключению. Перед свидетельством в Нюрнберге он был доставлен самолётом из Лондона в Германию. Сначала он содержался в Миндене-на-Везере, который был главным центром допросов для Британской военной полиции. Отсюда он был доставлен машиной (31 марта – 1 апреля 1946 года) в тюрьму в Нюрнберге. В этой же машине ехал Рудольф Хёсс. Мориц фон Ширмайстер это именно тот «пленный, которого привезли из Лондона как свидетеля защиты Фриче», о котором Хёсс говорит в его «мемуарах» (см. выше, стр. 393).

Благодаря документу, который я получил от американского исследователя Марка Вебера, который дал мне его копию в Вашингтоне в сентябре 1983 года (документ, точный источник получения которого я пока не уполномочен указывать), мы знаем, что они могли свободно говорить в машине, которая везла их в Нюрнберг. В этом документе, немного большем, чем две страницы, Ширмайстер докладывает, как Хёсс, будучи в ожидании повешения, поделился с ним:

Gewiss, ich habe unterschrieben, dass ich 2 Millionen Juden umgebracht habe. Aber ich hätte genausogut untershrieben, dass es 5 Millionen Juden gewesen sind. Es gibt eben Methoden, mit denen man jedes Geständnis erreichen kann -- ob es nun wahr ist oder nicht [12].

«Конечно, я подписал показания, что я убил два с половиной миллиона евреев. Но я также мог сказать, что это было пять миллионов евреев. Есть определённые методы, посредством которых может быть получено любое признание, правдивое или нет».

Другое признание, подписанное Рудольфом Хёссом

У британских истязателей Рудольфа Хёсса не было причины проявлять какую-либо сдержанность. После того, как они заставили его подписать документ NO-1210 в 2.30 утра 14 или 15 марта 1946 года, они получили новую его подпись 16 марта, на этот раз под текстом на английском, написанном английским рукописным стилем с пробелом там, где должно было быть название места. Его стражи заставили его подписать простую записку, написанную по-английски:

Объяснение сделано добровольно в ________ тюрьме Рудольфом Хёссом, бывшим комендантом концентрационного лагеря Аушвиц в 16-й день Марта 1946 года.

Я лично устроил по приказам, полученным от Гимлера в мая 1941 года, отравление газом двух миллионов людей между июнем/июлем 1941 и концом 1943 годов, времени, в течении которого я был комендантом Аушвица.

подпись.

Рудольф Хёсс.
SS-штурмбанфурер
Eh. (?) Комендант в Аушвиц-Биркенау

(даже слово «подпись» написано рукой, по-английски)


Миф об Аушвице

Мы на протяжении некоторого времени знаем, что миф об Аушвице исключительно еврейского происхождения. Артур Р. Буц установил факты в своей книге «Ложь двадцатого столетия», также как Вилгельм Стэглих в «Мифе об Аушвице». Главными авторами создания и разнесения «молвы об Аушвице» были последовательно два словака, Алфред Вецлер (или Векслер) и Рудольф Врба (или Розенберг, или Розенталь); затем венгерский раввин Михаел Дов Бер Вайсмандел (или Вайсмандл); затем в Швейцарии представители Всемирного Еврейского Конгресса типа Герхарда Ригнера, который был в контакте с Лондоном и Вашингтоном; и, наконец, американцы типа Гарри Декстера Уайта, Генри Моргентау-младшего и раввина Стефана Самуеля Вайса. Таким образом был рождён знаменитый отчёт Всемирного Совета Беженцев по Аушвицу и Биркенау, опубликованный в Вашингтоне в ноябре 1944 года. Копии этого доклада были вложены в папки военным прокурорам, выполнявшим главную работу по обвинению немцев, причастных к лагерю Аушвиц. Это составило официальную версию истории вымышленного убийства газом евреев в этом лагере. Вероятнее всего это было использовано как справочное издание исследователями-дознавателями-истязателями «комменданта Аушвица». Все указанные здесь имена принадлежат евреям.

Более того, мы теперь видим, что Бернард Кларке, первый британский истязатель, был евреем. Второй британский истязатель майор Драпер (?) вероятно также был евреем. Тоже самое касательно двух американских психологов Г.М. (Густав Малер) Гилберт и полковник Харлан Амен. Наконец, в Польше Хёсс столкнулся с польскими евреями, которые обращались с ним более или менее подобным образом. Когда он писал свои «мемуары», это было под наблюдением инструктирующего его магистрата Яна Сена, который был также наверняка евреем.

Истеблишмент историков спорит, подвергался ли Хёсс пыткам и признался ли в результате насилия. Однако, с момента публикации в 1983 году книги Руперта Бутлера им больше невозможно оспаривать это. Ревизионисты были правы.

С 1985 года это ещё менее возможно. В январе-марте 1985 в Торонто (Канада) был суд над Эрнстом Цунделем, который был обвинён Еврейской ассоциацией и королевской властью в распространении ревизионистской литературы. Рудольф Врба давал показания как свидетель от королевской власти. (Он сейчас живёт в Британской Колумбии). Самоуверенный и наглый покуда он отвечал на вопросы королевской власти, он пережил впечатляющий разгром во время перекрёстного допроса Дуга Кристи, юриста Эрнста Цунделя. Впервые с 1945 года еврейского свидетеля вымышленного убийства газом в Аушвице попросили объяснить его утверждения и его цифры. Результат был столь ужасен для Р.Врбы, что в итоге сама королевская власть нанесла своему ключевому свидетелю что-то вроде завершающего удара. Это неожиданное событие и некоторые другие (навроде того, когда ведущий специалист по Холокосту Рауль Хилберг попадается с поличным на лжи) на самом деле превратили «Торонтский процесс» в «Процесс над нюрнбергским процессом».

Ненамеренные разоблачения Руперта Бутлера в 1983 году и неожиданные разоблачения «Торонтского процесса» в 1985 году вылились в итоге в ясную и полную демонстрацию того, как миф об Аушвице фабриковался с 1944 по 1947 годы, точнее с апреля 1944-го, когда Рудольф Врба и Альфред Вецлер гипотетически бежали из Аушвица, чтобы рассказывать миру свою историю вплоть до апреля 1947 года, когда Рудольф Хёсс был повешен после того, как гипотетически рассказал этому же миру свою собственную историю про Аушвиц.

Примечательно, что эта история от начала до конца появляется из преимущественно или, быть может, даже исключительно еврейских источников. Два еврейских лгуна (Врба и Вецлер) из Словакии убедили или якобы убедили других евреев из Венгрии, Швейцарии, Соединённых Штатов, Великобритании и Польши. Это не тайная организация или заговор; это история рождения религиозного верования: мифа об Аушвице, центрального элемента религии Холокоста.


7 мая 1987 года
Примечания

* The English word “remake” is used throughout in the original French text – translator’s note.
** The English word “translation” is used in the original French text – translator’s note.
[1] See Henri Monneray, La Persécution des Juifs dans les pays de l’Est présentée à Nuremberg, Paris, Centre de documentation juive contemporaine, 1949, p. 159-162.
[2] IMG (the German-language edition of the tribunal documents) XI, p. 457-461.
[3] Hans Fritzsche, head of radio and press at the ministry of Education and Propaganda from 1938, acquitted at Nuremberg.
[4] Commandant of Auschwitz: the autobiography of Rudolf Hoess, English translation by Constantine FitzGibbon, London, Weidenfeld and Nicolson, 1959, p. 173-175.)
[5] Legions of Death, p. 235.
[6] Id., p. 238.
[7] Nuremberg Diary, New York: Farrar, Strauss, 1947; Signet Books, 1961.
[8] Legions of Death, p. 238.
[9] Id., p. 238-239.
[10] (Bréviaire de la haine: Le IIIe Reich et les Juifs, Paris, Calmann-Levy, 1951, Livre de Poche, 1974, p. 171; English language edition: Harvest of Hate: the Nazi Program for the Destruction of the Jews of Europe, Syracuse University Press, New York, 1954, p. 108).

[11] Legions of Death, p. 235.

[12] “Certainly, I signed a statement that I killed two and a half million Jews. But I could just as well have said it was five million Jews. There are certain methods by which any confession can be obtained – whether it is true or not”.

____________________



Эта фотография была опубликована после 161-й страницы книги Lord Russell of Liverpool «Geissel der Menschheit», Berlin, Verlag Volk und Welt, 1960. Название оригинальной книги на английском «The Scourge of the Swastika». Подпись к фото гласит: «Признание Рудольфа Хёсса». Это не NO-1210 или PS-3868, а лишь очень короткий текст от 16 марта 1946 года. Вы заметите разницу между почерком текста признания и собственно почерком Хёсса. В предисловии к английскому изданию «Комменданта в Аушвице» лорд Рассел претендует на то, чтобы предоставить какую-то информацию об условиях, в которых Хёсс должен был подписать эту записку, но поскольку он допускает ошибки в хронологии тех событий, его информация должна восприниматься с оговорками (см. «Commandant in Auschwitz», стр.18).



Второе фото было опубликовано как фото № 22 в книге Tom Bower, Blind Eye to Murder (Britain, America and the Purging of Nazi Germany -- A Pledge Betrayed), Granada: London, Toronto, Sydney, New York 1981. Подпись к фото гласит: «Полковник Геральд Драпер из британской Группы по военным преступлениям сфотографировал, как он, наконец, получает признание Рудольфа Хёсса, коменданта Аушвица, об убийстве трёх миллионов людей». Как помнится, Хёсс сказал в своих «мемуарах»: «Я получил ещё более жёсткое обращение, находясь в руках английского общественного прокурора, майора» («Commandant in Auschwitz», стр. 74). Стал ли майор полковником и было ли его имя «Драпер»?

Оригинал: The Journal of Historical Review, Winter 1986-87 (Vol. 7, No. 4), сс. 380-403

Интернет-версии оригинальной публикации:
http://www.ihr.org/jhr/v07/v07p389_Faurisson.html
http://robertfaurisson.blogspot.com/1987/05/how-british-obtained-confessions-of.html
https://codoh.com/library/document/1968/

Известные пермяки требуют признать «священную книгу» любавичских хасидов «Танию» экстремистской

Несколько известных пермяков обратились в прокуратуру Пермского края с заявлением о признании «Тании», главной «священной книги» любавичских хасидов, экстремистским материалом. В качестве обоснования заявители приложили заключение психолого-лингвистической экспертизы, выполненной группой высококвалифицированных экспертов: психологов, филологов и религиоведов (см. ниже). Экспертизой установлено, что текст «Тании» наполнен идеями расового превосходства евреев над неевреями, возбуждает ненависть и вражду, унижает человеческое достоинство по признаку национальности и вероисповедания.


Заявление подписали заслуженный работник МВД СССР полковник в отставке Александр Сорокин, известный пермский писатель Юрий Асланьян, ветеран Великой Отечественной войны, дипломант Национальной ассоциации офицеров Вооружённых Сил полковник Аркадий Бронников, авторитетный пермский журналист Вячеслав Запольских, руководитель Пермского отделения Национально-Демократической Партии Алексей Нечаев, ветеран Афганской войны Мишель Абдулов, председатель правления благотворительного фонда «ТАЛАН» Андрей Сасарин, заслуженный работник культуры РФ, лауреат премии «Державная культура» поэт Анатолий Гребнев и другие.

«Тания» изобилует высказываниями такого рода (дословно): “Однако души неевреев происходят от остальных, совершенно нечистых клипот, в которых нет добра совершенно...” (гл. 1, стр. 45). “...а «клипот» и «ситра ахра» называются “рвота и испражнения”, как известно” (гл. 24, стр. 145) и др.



Книга «Тания (Ликутей Амарим)» написана в начале XIX века основателем ультраортодоксальной еврейской секты «ХАБАД Любавич» раби Шнеуром-Залманом из города Ляды. Книга периодически переиздаётся сектантами и свободно распространяется в России, в том числе используется для обучения детей в сети хабадских школ «Ор Авнер», созданных на сегодня во многих городах России, включая Пермь. Известно, что ХАБАД провозглашает толерантность и одновременно, основываясь на «Тании», осуществляет сортировку не только гоев, но и ассимилированных российских евреев на принципах жёсткой расовой гигиены. Так, в соответствии с учением «Тании» брак еврея с нееврейкой рассматривается адептами «ХАБАД Любавич» как акт зоофилии. Такой брак считается противоестественным и противозаконным, а дети от него — недочеловеками. По этой причине, например, дети, имеющие еврейство по отцу, не допускаются данной сектой к участию в её молодёжных образовательных программах и к обучению в школах «Ор Авнер».

Около года назад Свердловский областной суд уже осудил преподавателя екатеринбургской хабадской гимназии «Ор Авнер» Семёна Тыкмана за экстремизм: он учил еврейских детей плевать в православные храмы и призывал убивать гоев в наказание за холокост. Однако, эта история никак не повлияла на продолжение распространения в России расистского человеконенавистнического хасидского вероучения, базирующегося на «Тании».

Авторы заявления просят признать текст «Тании» экстремистским, включить в Федеральный список экстремистских материалов Министерства юстиции РФ и запретить её свободное распространение на территории Российской Федерации.

Экспертизу провели авторитетный специалист по иудаике, автор книги «Тайна Таньи» Кирилл Гиляров (Москва), известный психолог, доктор философских наук, профессор Дмитрий Трунов (Санкт-Петербург) и др.

Одновременно в интернете запущен сбор подписей под петицией к руководству правоохранительных органов РФ о признании «Тании» экстремистским материалом.

Агентство «Перископ»

Справки: заявители - Сорокин Александр Ильич, ветеран МВД, Заслуженный работник МВД СССР, полковник в отставке - тел. 8-912-588-31-84, Сасарин Андрей Михайлович, председатель правления благотворительного фонда «ТАЛАН» - тел. 8-909-730-56-55; эксперт Гиляров Кирилл Витальевич, специалист по иудаике, автор книги «Тайна Таньи» - тел. 8-903-713-01-45.

Экспертиза: Расистский компонент в вероучении религиозной организации «Хабад Любавич». Религиоведческо-лингвистическое исследование книги “Ликутей Амарим (Тания)”

Ещё раз о них и о нас, колорадских жуках

Знаю, что приближающегося Дня Победы в пермском педуниверситете ждут с тревогой… Потому что раньше уже бывали прецеденты... Как мне поведали студенты и сотрудники педа, перед предыдущим традиционным вечером ветеранов на 9 мая все участники мероприятия имели серьёзный разговор с одним из его организаторов: профессором кафедры русской и зарубежной литературы Галиной Ребель. Галина Михайловна, экзальтированная темпераментная одесситка, никаких идеологических вольностей не допустила и перед вечером ко Дню Победы заставила, говорят, всех студентов-участников вечера снять с груди георгиевские ленточки (!!!). И с портретов героев-участников войны из числа сотрудников и студентов, к которым тоже были прикреплены ленточки, Ребель их тоже снять заставила. «Уберите, - с гневом и омерзением сказала Галина Михайловна, - отсюда этих колорадских жуков!..»



Я проявил журналистскую настырность, с 10-й попытки дозвонился до Ребель и попытался узнать, в чём причина её проукраинской русофобской позиции, которой она уже известна среди студентов и преподавателей. Это же надо умудриться, быть специалистом по русской (!) литературе, читать курсы «История русской литературы второй половины XIX века», «Актуальное прочтение русской классики», «История отечественной литературы» - и при этом прославиться русофобией! Галина Михайловна была со мною по телефону суха и строга. А инцидент накануне того вечера в День Победы отвергла, ничего подобного, говорит, не было.

Впрочем, признаюсь, что подозрения у меня остались. В том числе потому, что и у заведующей этой же кафедрой, обучающей русской (!) литературе, Натальи Петровой - см. другое фото - репутация аналогичная. Ходят истории про то, как Наталья Александровна демонстративно выходила из концертного зала, когда начинал выступать известный пермский квартет русских народных инструментов «Каравай», сопровождая свой уход возгласом: «Опять эти русские сопли!!» Мне эти истории слышать настолько дико, что не хочется верить, тем более, что тысячу лет тому назад я с Натальей Александровной водил личное знакомство.




Есть и другие их соратницы, например, доцент Наталья Александровна Линк, также известная своей навязчивой бытовой русофобией. Похоже, гуманитарные кадры сошлись обучать наших будущих учителей как на подбор. Чего нам ещё ждать из педуниверситета? Быть может, на следующий День Победы потребуют запретить "шествие мерзких недобитых колорадов", известное как «Бессмертный полк»?..

Или же всё это чья-то злобная клевета, уважаемые дамы? И в действительности вы все трое - убеждённые русские патриотки и честно служите России и русскому народу, среди которого живёте, делаете свои карьеры и преуспеваете на академическом поприще? Я искренне был бы рад услышать именно это.

Евреи - нация интеллигентов

Евреи, как мы знаем, самая интеллигентная нация, а хасиды — вообще люди Книги и чистого Духа. Маленький свежий репортаж на эту тему из украинской Умани, священного для хасидов места, где они собираются в значимом количестве, и их духовность и интеллигентность проявляются в полной мере



Про Павла Кашина

Среди сегодняшней повсеместной окружающей атмосферы ПТУ-шного праздника Дня Святого Виталика или как он там у вас называется я вдруг вспомнил, что у меня есть подобающий текст для публикации. Несколько лет собирался написать о Паше Кашине что-то типа рецензии, и вот, наконец, написалось. Опубликовано в январском номере "За человека". 

Рыцарь несбыточной мечты

Мы продолжаем начатый нашей газетой цикл рецензий без повода, пользуясь тем, что любого исполнителя можно сегодня в самом полном виде легко найти в интернете в аудио- и видео-формате (последняя из таких рецензий была посвящена Игорю Растеряеву — см. мартовский номер ЗЧ). Единственный повод написать — желание высказаться о предмете своего критического интереса. А можно сказать и прямее — в первую очередь, о том творце, которого ты ценишь и любишь, который своим творчеством дотянулся до самого твоего сердца.


Мой сегодняшний вдохновитель — поющий поэт и композитор Павел Кашин. Долг критика велит первым делом засунуть объект исследования в привычные жанровые рамки. И тут приходится признать, что Кашин жанрово завис где-то между авторской песней и русским роком, хотя столь расплывчатый диагноз и отражает истину весьма примерно. То, что он делает, это лирическая минорная мелодическая русская песня с хорошим инструментальным аккомпанементом, в тонкой, с большим вкусом сделанной аранжировке. Иной раз эта песня стилизуется под романс, иногда — под народную, порой — под рок-балладу. Если искать аналогии и преемственности, то мне в первую очередь приходит в голову Александр Вертинский. Разумеется, с той поправкой, что музыкальная ритмика и поэтический язык Кашина принадлежат уже рубежу не XIX-XX, а XX-XXI веков.

На протяжении полутора десятилетий я с огромным удовольствием слушаю Кашина, и ловлю себя при этом на двух наблюдениях. Во-первых, весьма плодотворный творец Кашин, выдающий фактически по альбому в год, в отличие от многих не исписывается, и накал его таланта не охладевает. Мой субъективный взгляд отметил лишь один явно кризисный момент его творческой биографии: альбом «Герой» 2001 года. Там урождённого лирика в некоторых песнях даже понесло в сторону социальной проблематики, совершенно ему не давшейся. Примечательно, что этот единственный альбом написан Кашиным на чужие стихи — некоего Михаила Башакова. Во-вторых, все эти годы Кашин остаётся достаточно камерным и малокоммерческим автором-исполнителем. У него, разумеется, есть свои преданные поклонники, его концерты периодически проходят в больших городах и собирают залы. Но при этом шоу-бизнес довольно неохотно допускает его к своим позолоченным, но сомнительно попахивающим вратам. Клипы Павла редко крутятся на музыкальных каналах, его не часто приглашают в звёздные телеэфиры. «Немного слишком» утончённый продукт. В игнорировании Кашина музыкальной индустрией мне слышится примерно такое закадровое обоснование: хотите нежного юношу-тенора с любовной лирикой — пожалуйста, товар на складе имеется! - берите Андрея Губина. Но на поверку эта альтернатива оказывается эрзацем, вульгарной низкокачественной подделкой...


В тоже время со стороны «серьёзных» поющих поэтов в отношении Кашина я наблюдал некоторое снисхождение. Среди них существует мнение, что чисто поэтически его тексты не дотягивают до полноценной поэзии, не ложатся на лист в виде самоценного стихотворения. Пожалуй, часто это так. Стихи Кашина рождены вместе с его музыкой, неотрывны от неё и именно в сочетании с нею они делаются совершенны. Тоже самое литературоведы обычно говорят, к примеру, о песенных текстах Гребенщикова. И всё же порою кашинская лира рождает подлинно прекрасные и пронзительные если не строфы, то отдельные поэтические строки: «Вокзал электрический вырвал мне сердце, которым я так любил...»


Пытаясь определить квинтэссенцию авторского образа в творчестве Кашина, я нахожу очень неоригинальное определение: последний романтик. Прекрасно помню, что таким титулом принято величать Виктора Цоя, но не вполне с этим согласен. Цой с его демонстративной отстранённостью и охлаждённостью, с его отброшенными сантиментами и олимпийским спокойствием перед лицом смерти является, скорее, последним экзистенциалистом. А последний романтик — именно Павел Кашин с его несдерживаемой слезой, прожигающей насквозь даже светлую лирику, с его художественным миром, который «умещается в отзвуке слова «любовь».


Как положено романтику, Кашину часто «беспримерно грустно». Ещё бы, поводов для печали на этом свете немало: зыбкость и конечность любви, чёрный мрак ночи, одиночество уставшего путника, горечь непонимания с самым близким человеком, быстротечность самого бытия... Но корень мироощущения романтика в том, что всё на свете романтизируется - и этим почти исправляется. И потому кашинская печаль светла и нежна, а песенки мягки и лиричны. И даже когда поводов для грусти, казалось бы, нет, грусть всё равно не уходит, - ведь слишком остра потребность в ней в романтизированном мире вечного, принципиально не взрослеющего юноши Паши Кашина: «И всё, казалось, вышло... / И я, казалось, выжил. / Да что ж так грустно, слышишь?..»


Да, Кашин — вечный и почти неизменный юноша, и его мир пульсирует в юношеском ритме, и душа движется по юношеским траекториям. Центр этого мироздания — конечно же, любовь. Даже планета Земля в кашинской космогонии, внезапно «узнав, что создана не для любви / исчезнет из небесного паренья». Любовь здесь царит, любовь разная: счастливая, но не лишённая горчинки для полноты вкуса, и несчастная, но не лишённая томительной терпкой сладости своей неполноты.


Экзальтированная романтическая любовь, как известно, приводит к неизбежному разочарованию, и Кашин это осознаёт: «Свет любви в конце тоннеля нас приводит на манеж. / Кто ответит нам на деле за несбыточность надежд?..» Сознаёт, но всё равно с честью несёт свой тяжкий щит рыцаря несбыточной мечты. Его неглупый лирический юноша-герой тут и там догадывается, что романтическая мечта в полном виде недостижима или, по крайней мере, неудержима. Но он продолжает биться за неё, несмотря ни на что: «Мы каждый день свои мечты / в последний миг опять спасали / от неожиданной печали / и коммунальной гопоты...».


Все эти годы я собирался сказать ему своё горячее слушательское «спасибо» и вот, наконец, это удалось. Я рад, что в нашем музыкально-поэтическом пространстве талантливо и честно делает своё негромкое и непафосное дело яркий и, по моему убеждению, явно недооценённый творец современной русской песни Павел Кашин.