roman_yushkov (roman_yushkov) wrote,
roman_yushkov
roman_yushkov

Categories:

Филип и злые чечены

Хочу подвести итог завершившейся в ушедшем году примечательной истории. Показательной такой чеченско-хохляцко-карагайской истории, начавшейся годом раньше.


Есть на подъездах к Менделеево (для тех, кто не пермский — есть у нас в Карагайском районе такой большой азербайджанско-вайнахский аул Менделеево, стоит на железной дороге, так что стал важным центром отправки пермского леса на Кавказ и в Иран, потому там кавказцев такая повышенная концентрация, что дышать трудно, а уж на улицу местные девки выходить по вечерам просто не рискуют), так вот на подъездах к этому Менделеево есть отворот направо, на деревеньку Кадилово. В этом Кадилово несколько лет назад появился в качестве главы фермерского хозяйства некий Иван Иванович по фамилии Филип. Свинарник здесь себе прикупил. Очень крепкий мужик лет около 40, по происхождению хохол-западенец, но в наших краях ещё с советских времён, так что обрусел изрядно. И правая рука его — Цибуляк Пётр Тодорович, из тех же краёв. Я никакой не украинофил, но в данном случае справедливости ради надо подчеркнуть, что на пути чеченов в Карагайском районе встали именно хохлы. Потому что с русскими подобных историй здесь наукой пока не зарегистрировано.


Сразу отмечу, что Ивана Филипа в Кадилово не сильно любят — резок, говорят, грубоват, неприветлив, конфликты кое с кем у него бывали — какой-то он там прицеп что ли у кого-то то ли сломал, то ли не вернул, в общем, сельские дела, я не вникал. Да по нему и видно, что не ангел. Лицо такое бывалого человека. Судимость за плечами условная (бытовуха, какого-то хахаля своей бывшей жены избил) — сколько мне менты потом на эту его судимость указывали, мол, смотри, он сам уголовник... Не ангел, ну дак был бы ангел — не посмел бы местным чеченам перечить. Которые ангелы, они здесь чеченов стороной обходят и если что, то дочерям своим объясняют, что, мол, сама виновата, не надо было лишний раз на улицу выходить.


Итак, в мае 2010 года чечены взяли себе делянку леса рядом с Кадилово. Водитель молодой, Аюб Асхабов, стал возить на своём КАМАЗе брёвна через участок Филипа, так было короче. С Аюбом я встречался, резкий такой, дерзкий джигит. Вот здесь его фото и описание одной из криминальных историй (как водится, безнаказанных) с его участием.


Иван и Петро несколько раз говорили Аюбу, чтобы не ездил больше на огромном грузовике через их участок, что это им мешает. Как положено гордому горцу, Аюб на их просьбы плевал. 6 июня, около 20 часов, когда он в очередной раз попытался проехать здесь, Цибуляк перегородил ему дорогу бревном и сказал ехать в обход по общей дороге. Аюб так этому возмутился, что вышел из кабины, схватил полено и ударил им Петра по лицу. Но Цибуляк оказался мужик не промах, он после этого поднялся и хорошенько отделал молодого вайнаха, научив, где надо ездить. Вышедший на шум Филип покаказал Аюбу, где умыть разбитую рожу и посоветовал больше сюда не соваться.


Вот, место действия этой сцены на окраине Кадилова я сфотографировал:


Эта история шокировала и потрясла местную чеченскую диаспору. Впервые за много лет чеченской тирании в Карагайском районе здесь кто-то посмел поднять на чечена руку. Возможно, Филип и Цибуляк, которые обычно обитают в Верещагинском районе, как люди новые и с местным населением не очень сошедшиеся просто не представляли, как они нарушили местный статус кво и на какие устои посягнули. На следующий день около полудня группа возмездия из более, чем десятка чеченских бойцов с бейсбольными битами на четырёх машинах прибыла в Кадилово в контору ООО "Агроферма Кадиловская" по адресу Центральная, 73. Среди них был и Муслим Канаев, сын полномочного представителя президента Кадырова в Пермском крае Саидхусаина Умаровича Канаева, принимаемого в высоких кабинетах пермской власти и УВД (Муслим — личность тоже известная, я писал про него здесь и здесь). В конторе находились в это время Филип, Цибуляк, бухгалтер, а также их партнёр по бизнесу, приехавший из Тамбова, который, полагаю, запомнил этот день надолго... Сразу, без разговоров и выяснения отношений, Ивана и Петра начали всерьёз бить ногами и битами. Как говорил мне потом Иван, спасло их отчасти лишь то, что дело происходило в узком коридоре, так что нападавшим было тесно, и они мешали друг другу. Осознав, что дело совсем плохо, что Петра уже совсем затаптывают, Иван нашёл в себе силы вырваться, рвануть в кабинет и схватить лежавшую там охотничью одностволку. И выстрелил! Есть же ещё мужчины в русских селеньях! Урождённые хохлы, правда.


Причём ему хватило ума выстрелить не прямой наводкой, а в пол перед ними. Заряд был дробовой, и отрикошетившей дробиной кого-то из чеченов легко задело - в больнице он провёл потом всего несколько дней. Агрессор был повергнут в бегство и быстро убрался из Кадилово прочь.


Как и почему ружьё там так кстати лежало, мне наплевать, а вот милиция, разумеется, впоследствии именно на это и пыталась делать упор, мол, Филип с Цибуляком изначально готовили вооружённое преступление. Кстати о милиции — она вскоре появилась в Кадилове в большом количестве, приехала задерживать опасных преступников Филипа и Цибуляка. И задержала, разумеется. Но на этом события того дня не закончились — самый яркий и симптоматический эпизод был впереди. Начав допросы, милиционеры увидели, что задержанные уж слишком сильно истекают кровью. У Цибуляка, например, голова была рассечена в 4 местах. Около 17 часов их обоих повезли под усиленной стражей в Центральную районную больницу, где хирург оказал им медицинскую помощь, замазал и забинтовал. Филипа и Цибуляка вывели на улицу покурить, пока не придёт машина. И тут к месту приехала... опять же группа разъярённых чеченов! Видимо, им сообщили в ОВД, связи-то отлажены. И нисколько не смущаясь присутствием милиции при исполнении, чечены тут же снова стали зверски избивать Ивана и Петра. И милиционеры в количестве человек пяти, среди которых, я знаю, присутствовал оперуполномоченный уголовного розыска Алексей Иванов, присутствовала начинавшая это дело следователь Иванова (знаю её в лицо, высокая такая блондинка), стояли и безропотно смотрели на это. Видя такое дело, поняв, что от представителей закона помощи ждать бесполезно, Иван от отчаяния и здесь показал себя парнем что надо: отмахнувшись кое как от нападавших, он подскочил к ближайшему милиционеру, невзирая на сопротивление согнул его пополам и выхватил у него пистолет из кобуры. И, сняв предохранитель, навёл на чеченов и пообещал, что всех их здесь сейчас положит, если не уберутся. И чечены во второй раз за день позорно бежали с поля боя. Иван вернул пистолет ошарашенному менту, и они с Петром во второй раз отправились на перевязку, потому что снова были избиты и окровавлены.


Надо сказать, что этот последний эпизод, видимо, показался настолько диким даже следователям, что его не стали потом раскручивать, - все сделали вид, что в больнице ничего такого и не было.


А Филипа посадили в камеру и начали разматывать его дело. Чечены написали тучу заявлений, зафиксировали в медэкспертизе всё, от синяка до шрама от аппендицита. Менты им, как водится в Карагае, услужливо поддакивали и подмахивали.


Через несколько дней Ивана всё же выпустили под подписку о невыезде. И как только об этом стало известно тут же на него началась чеченская охота. Филип пытался заочно (через бывшего мента, что характерно) вести переговоры с чеченами, пытался добиться от них определённости: как всё-таки они разбираются в этой истории: посредством уличной войны или всё же официально, через следствие и адвокатов. Чечены выбор делать не хотели, передовали: «Тебе конец!» - и действовали по обоим фронтам. В этот период, в средине июня 2010-го, я и узнал об этой истории, приехал в Кадилово, пытался искать Филипа, но он был в глубоком подполье, жил в другом месте, передавал свои хозяйские распоряжения по телефону. Его работников приезжали прессовать чечены, мужики были страшно запуганы и шарахались от моих вопросов. С превеликими усилиями мне удалось-таки выйти с Иваном на связь и встретиться в Перми.


Интересно, что часть местных кадиловских жителей, с которыми я общался, испытывали по отношению к Ивану явное злорадство. Мол, мы тут в чеченском рабстве который год голову гнём, а он, вишь ли, бунтовать вздумал... А вона как тебя... Попрыгай-ка вот теперь... Мерзкие рабы, короче, не прощающие своему ближнему свободы.


А ментовское карагайское руководство пело мне свою песню: чего это вы, уважаемый, за Филипа впрягаетесь? Вы ж за русских вроде были! А он же украинец, да ещё и западный, вы это знаете? Какое вам такое до него дело?..


Ладно, что-то я через чур многословен, пора заканчивать новеллу. История тянулась почти год, и завершилась благополучно. Филип не сел, все юридические претензии к нему были отбиты. Неплохо поработал адвокат Виктор Паньков. Чечены тоже, конечно, никакой ответственности не понесли, но на это никто и не надеялся. Подробности опускаю, они не такие приключенческие, да я уже и не вникал в них детально. С чеченами Филип-таки как-то договорился и разошёлся.


Я обещал ему не рассказывать всё это в ближайшее время, чтобы не поднимать со дна новую тину, и вот сдержал обещание, выждал время, оцени, Ваня.


В ОВД по Карагайскому району с тех пор сменилось руководство, вроде бы к лучшему. Филип продолжает жить и крестьянствовать в Кадилове. Надо будет как-нибудь заехать к нему в гости. С ним приятно иметь дело. Здоровый и сильный человек.

Tags: Карагай, нация, правосудие
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 127 comments