December 28th, 2019

Евреи и гомосеки начинают и выигрывают. При поддержке государства российского

Ещё один важный итог уходящего года, который мне надо подвести. Пермский региональный правозащитный центр, в котором я проработал 12 лет, которым отчасти руководил, входя в правление организации, недавно де-факто прекратил своё существование и распущен.

И это не столько моя проблема и проблема моего трудоустройства, хотя в этом городе мне с моей горячей репутацией сейчас действительно больше негде работать. Главное в том, что это была едва ли не единственная российская правозащитная организация, не принадлежащая к пятой колонне, то есть не оккупированная евреями и гомосеками и не служащая их интересам. На ум приходит ещё разве что Правозащитный центр РОД Натальи Холмогоровой в Москве, и больше я никого не помню. Любая первая попавшаяся правозащитная организация в России – это евреи, а если не нашлось таковых, если из местных, то уж обязательно пидарасы и педофилы. Поверьте, я знаю, о чём говорю, вынужден был за это десятилетие на всяких форумах и семинарах наобщаться с этой публикой до рвоты. Собственно, именно ими правозащита и начиналась в 1960-е годы на западе, так что всё логично.




Все последние годы мы на пару с Татьяной Кротовой бились за ПРПЦ, пресекали предательские инициативы изнутри, отбивали иудейско-пидарские попытки рейдерских атак снаружи, отметали грязные посулы и подкупы… И нашими усилиями ПРПЦ оставался если не русско-националистической, то по крайней мере патриотической организацией. При этом мы годами сражались в тотальном окружении коллег-врагов и на уровне Перми, и России, в лице сотен правозащитных организаций и отдельных хорошо вам известных выдающихся харь еврейско-правозащитного движения. Они никак не могли взять в толк, что это за странный такой правозащитный центр, который почему-то борется с хасидским беспределом в Перми, и с кавсказским – в лесодобывающих районах Прикамья, который не хочет продавать Родину оптом и в розницу и отказывается, например, за отличные гешефты судиться за проведение гей-парадов.

Результат не заставил себя слишком долго ждать: поступление нам пожертвований иссякло. Ранее мы получали их как от отечественного грантодателя, так и от всяких европейских благотворительных фондов. Всякая наша традиционная правозащита типа расследований и правовых действий по фактам пыток в полиции и в тюрьмах, представления в судах интересов малоимущих граждан и т.д. почему-то категорически перестала интересовать западные фонды.

Но вот что удивительно: одновременно и вполне синхронно нас предало и родное государство. Уникальная для России патриотическая правозащитная организация Пермский региональный правозащитный центр была объявлена… иностранным агентом, конечно же, кем ещё?! Вероятно, точно также, как пятой колонне, чиновникам и ФСБ-шникам не понравилось, что мы настырно лезем в их очень особые финансовые и политические отношения с американской сектой ХаБаД. Ну, а став иностранным агентом, мы тут же перестали получать отечественные гранты, как президентские, так и региональные. Раньше стабильно их выигрывали, а тут отрезало. Это нас и прикончило как организацию. Зато эти гранты из бюджетных средств по-прежнему получают на свою героическую борьбу со сталинизмом всякие «Мемориалы» - ну, вы знаете, это в которых постоянно педофильские скандалы, что в Перми, что в Петрозаводске.

Ну что ж, если нашему государству, всем этим задушившим наш центр Минюсту, прокуратуре и ФСБ, больше нравится вот такая пидарская правозащита, что ж, давайте, сотрудничайте, парни, взаимодействуйте, совет вам да любовь.

Дома у пермского общественного деятеля Романа Юшкова прошёл обыск

Следственный комитет и Центр по противодействию экстремизму провели обыск дома у пермского публициста и общественного деятеля Романа Юшкова на улице Голева в Перми. Обыск проведён в рамках заведённого на днях в отношении Юшкова уголовного дела в связи с его летним выступлением на публичных слушаниях против строительства на пермской муниципальной земле хасидской синагоги.




В ходе обыска у Юшкова изъяты системный блок, мобильный телефон, роутор, флешки, карты памяти для фотоаппарата и CD-диски. Обыск, которым руководил следователь СК Янис Просвирнин, проводился очень досконально: сотрудники Центра «Э» осматривали содержимое книжных полок и шкафов с бельём, открывали все коробки и прочие ёмкости, вспарывали ножами запечатанные упаковки. Жильё общественного деятеля перевёрнуто вверх дном. Следственные действия продолжались более 3-х часов.


«Силовикам явно поставлена задача оказать на меня морально-психологический прессинг, - говорит подозреваемый. - Дело возбуждено по моему публичному выступлению на слушаниях, которое снято на видео, я от своих слов не отказываюсь и дал об этом показания, так какой же смысл в этой ситуации изымать у меня всю оргтехнику и все средства коммуникации?? Для расследования смысл в этом нулевой».


Напомним, русско-хасидское противостояние вокруг строительства в Перми синагоги на бесплатно предоставляемой властями муниципальной земле продолжается. Установленный на спорном участке православными верующими поклонный крест был снесён, осквернён и похищен группой хасидов. Правоохранительные органы бездействуют, несмотря на поданные им заявления.


Агентство «Перископ»